Главная · Статьи · Ссылки · Все УЖД сайта · Схемы ж. д. России · О ПРОЕКТЕЧетверг, Декабря 03, 2020
Навигация
Главная
Статьи
Ссылки
Фотогалерея
Форум
Контакты
Города
Ж/д видео
Все УЖД сайта
Условные обозначения
Литература
Схемы ж. д. России
О ПРОЕКТЕ
Сейчас на сайте
Гостей: 1
На сайте нет зарегистрированных пользователей

Пользователей: 146
Не активированный пользователь: 0
Посетитель: ed4mk
ЗА ПАРОВОЗОМ, или 9-я Архангельская экспедиция. Часть вторая

Начало З Д Е С Ь


Часть 2. Поиски паровоза


С самого начала было сказано, что экспедиция совместная, скажете вы, а где же вторая группа участников? Вышло так, что питерская группа отставала от графика. Ещё в субботу вечером, под Череповцом, у Александра Корсакова сломался «Патрол», в результате чего его пришлось оставить на охраняемой стоянке и всем шестерым вместе с дрезиной ехать в «Хундае Старексе» Антона Максимова. На буксировку «Патрола», выяснение причин поломки и поиск стоянки ушло немало времени, поэтому лишь к 10 часам вечера в воскресенье ребята достигли Коряжмы, переправляться на другой берег в кромешной темноте не стали и остановились на ночёвку в гостинице. «Встреча на Эльбе» состоялась утром в понедельник в Харитоново, у диспетчерской УЖД.

На узкоколейной станции было тихо, все работавшие в этот день тепловозы уже уехали в лес. К нашему разочарованию, их оказалось немного, всего 3 единицы. 23-й и 4-й работали на усу 29-го км, а «восьмёрка» с дорожниками занималась строительством моста на 32-м км магистрали. Обнаружился и не найденный мной вчера № 5. На время капитального ремонта моста на 32-м км его оставили за разрывом пути для работ на отдалённом участке дороги. Так и жил он там целую неделю. Его машинист вместе с бригадой дорожников приезжали утром из Харитоново на попутном тепловозе к мосту, переходили пешком на другую сторону, заводили «пятёрку» и уезжали на ней на 39-й км на путевые работы. Открытие нового моста должно состояться сегодня, так что вечером «пятёрка» сможет вернуться в родное депо.

Низкий объём движения был связан с тем, что в сентябре по Нюбской УЖД не велась вывозка леса. Оказалось, дорога выполнила годовой план ещё в середине августа. Сверхплановый лес ЦБК был не нужен, и вывозку приостановили до следующей весны.

В ходе беседы с начальником ООО «Харитоноволес» Тропниковым Николаем Витальевичем мы получили разрешение на проезд по УЖД на своих «пионерках». Затем в контору был приглашён главный паровозный свидетель Юра Баруздин. Его рассказ поверг нас в уныние. Оказалось, что видел он паровоз уже не десять и не пятнадцать лет назад, а больше, году в 1980-м, идя «по солнышку» через лес с Кордона на Мотьму. И кроме Юры, несмотря на многочисленные сплетни, этот паровоз больше никто не находил. Район поисков был огромен, поскольку очевидец в те годы даже квартал не отметил. Новые вырубки по усу 29-го км ушли от Кордона далеко на запад. Паровоз лесозаготовителям не попался, следовательно, искать его нужно севернее вырубленной полосы, ближе к магистрали узкоколейки и ветке Киржа. Паровоз упал на старом усу, но откуда шёл этот ус – с Восточной ветки, с магистрали или с Киржи? Уравнение с множеством неизвестных, а главное неизвестное – наличие в лесу объекта поиска! Паровоз-то могли под шумок разобрать и сдать в лом ещё в начале 80-х, а после аккуратно про это забыть!

Цель становилась всё более призрачной, но попытаться стоило! В любом случае нужно было проехать на «пионерках» по Нюбской УЖД, заглянуть во все тупички, не зря же мы сюда столько ехали! Николай Витальевич и Юра пожелали нам удачи. Попрощавшись с ними, мы стали выгружать из машин дрезины и вещи. Прошедшая серьёзную модернизацию питерская «пионерка» немало удивила нас. Она стала каким-то гигантским трансформером. После ряда нехитрых доделок и переделок на дрезине появились лобовой щит с пневматическим стеклоочистителем, грузовой багажник, а главное – крыша! Издали конструкция стала напоминать ларёк, особенно весело было наблюдать за ним во время движения, когда он раскачивался и прыгал на стыках.

Из Харитоново отправились в первом часу дня. Проследовали стрелки нового нижнего склада, ограждённый потухшими светофорами переезд с так и не достроенной дорогой на Яренск. На 8-м км – новый разъезд, точнее, тупик, уложенный на свежих еловых шпалах. Мокрый осенний лес по сторонам играет красками, узкоколейка чарующе манит в даль. Под мелодичный перестук дрезинных колёс вспоминается, как в такую же сырую осеннюю даль ехали мы пять лет назад по этим рельсам на тепловозе.

На 11-м км попадается первый ус, в плавной кривой уходящий на запад. А вот и пересечение с зимником, двухпутный разъезд и посёлок 14-го км. Вдоль узкоколейки тянется вереница брошенных домов, зарастающих огородов. Покосившиеся изгороди, провалившиеся крыши. Пять лет назад здесь ещё жил один человек, теперь, судя по виду, посёлок необитаем. Под высоким тополем, где когда-то была остановка пассажирского поезда, устраиваем небольшой перекур.

Следующая остановка на стрелке уса 22-го км. Остановка вынужденная, так как в конце прямой показался силуэт следующего навстречу нам тепловоза. Это «восьмёрка», ТУ6Д дорожников. Машинист велел нам следовать до уса 24-го км, где ждать следующего тепловоза.

24-й км, поляна бывшего посёлка Олень. В конце поляны, перед левой кривой, в заросли уходит ус. Ставим на него дрезины и ждём. Кругом тишина, сказочный осенний лес окутан лёгким туманом. Воздух перенасыщен влагой, активно конденсирующейся на траве, листве и одежде. Ждать приходится долго. В итоге несколько питерцев не выдерживают и отправляются на своей «пионерке» на исследование уса. Но вот из-за кривой раздаётся нарастающий шум дизеля – идёт тепловоз. «Четвёрка» медленно тащит за собой платформу с трелёвщиком. Груз тяжёлый и негабаритный, вот почему он так долго ехал сюда. Высунувшись из окна кабины, машинист крикнул, что впереди ещё два тепловоза, но они далеко, поэтому нам нужно быстрее отправляться до 29-го.

Оранжевый тепловоз с усыпанным жёлтыми листьями трелёвщиком скрылся в туманной кривой за поляной посёлка, а мы погрузились на дрезинку и отправились вперёд, к 29-му км. Проследовали разъезд 25-го км, на объездной которого стоял сцеп из классного вагона и платформы с бочкой. Узкоколейка шла сплошными вырубками, то взбираясь на холмы, то ныряя в овраги. Профиль непростой, волнистый, зато пейзажи красивые. Вот и 29-й. Стрелка, справа от которой стоит недавно сколоченный столик с лавками. Решаем передохнуть и подождать очередной тепловоз. Он шумит уже где-то недалеко, за поворотом магистрали. Едва мы успели переставить «пионерку» на ус для пропуска «пятёрки» и следующей за ней местной «пионерки», как с уса показался рабочий поезд. «Пионерку» пришлось срочно перекатывать на магистраль. ТУ6А-23 аккуратно прокатился по стрелке, чихнул дизелем и потащил скрипучий, опасно качающийся из стороны в сторону классный вагон в Харитоново. «Вечерняя пачка» поездов ушла в посёлок, больше тепловозов и дрезин на участке нет, мы – хозяева узкоколейки!

Расположенный за поляной бывшего посёлка Кировский новый мост ярко выделялся свежим, ещё не потемневшим от сырости брусом. Слева от моста, среди бурелома, стоял трелёвщик-копёр, брошенный здесь до завтра. Между мостом и уходящей к разъезду 33-го км свежевырубленной делянкой оставалась полоса нетронутого высокого леса. В нём, на маленькой полянке, окружённой жёлтыми берёзками, пушистыми зелёными ёлочками и ярко-красными рябинами, мы и разбили лагерь. С этого места планировалось начать поиски паровоза.

Перед наступлением темноты мы решили съездить на ус 29-го км. Временный путь красиво петлял среди сказочного осеннего леса. Первые два километра он был проложен по полотну давно разобранной Восточной ветки: ровная насыпь, прорезающая бугор глубокая выемка. Дальше – ус как ус, неровный, виляющий из стороны в сторону, утопающий в болотцах, повторяющий все очертания местности. От главного уса в самом конце ответвлялись два подуска. Съездив по ним, мы убедились в том, что с северной стороны идёт полоса сплошной вырубки. А следовательно, район поисков смещается от уса к магистрали и ветке Киржа, к разъезду 33-го км.

Утром нас разбудила «восьмёрка» – тепловоз дорожников, прибывший с платформами забирать трелёвщик. Грузить его у моста ввиду высокой насыпи было нереально, поэтому тепловоз занял удобную позицию за мостом, в начале вырубленной делянки. Трелёвщик завёлся и, с хрустом ломая гусеницами лес, попёр напролом к вырубке. Там он, не снижая скорости, преодолел огромную лужу, вышел на полотно узкоколейки и лихо забрался по скинутым сходням на платформу. Действо нас впечатлило, увы, фотоаппаратом его не передать, тут нужна была видеокамера.

«Восьмёрка» повезла трелёвщик на ус 29-го км, а из Харитоново на 33-й проследовал тепловоз ТУ8 № 1 резервом. За «единицей» пошла вахта (ТУ6А № 5 с классным) на Квашу. К этому времени мы позавтракали и собрались в дорогу. Коллектив решил разделиться. Роман Молочников, Михаил Касаткин и Олег Волузнев прямо от лагеря пошли в лес на поиски паровоза, остальные же на двух дрезинах поехали вслед за «пятёркой» на Квашу исследовать узкоколейку. Полоса дождей прошла, облачность стала высокой. Иногда в облаках образовывался прогал, из которого выглядывало тёплое ещё сентябрьское солнце. Его лучи играли на мокрой листве пёстрого осеннего леса. Краски преображались, становились ярче, насыщеннее.

На мосту через речку Мотьму на 41-м км сделали первую остановку. Пока мы созерцали самый длинный на Нюбской узкоколейке деревянный мост, из леса к нам подошёл мужичок, одетый в резиновый рыболовный костюм. В ходе беседы выяснилось, что пришёл он из расположенного в четырёх километрах посёлка Мотьма. Посёлок официально давно выселенный, но тем не менее периодически обитаемый. Туда приезжают на охоту, рыбалку. Живут неделями, а порой и месяцами. Даже зимой охотники посещают Мотьму, добираются по заснеженной узкоколейке на лыжах. В речке водятся щука, окунь, елец, попадается и хариус.

Под мерный стук колёс накатывают воспоминания. 43-й км, 5 лет назад здесь был ус, на котором стояла вахта, здесь мы пропускали тепловоз дорожников. Стрелки давно нет, да и насыпь уса заросла, едва читается в разросшемся кустарнике. А вот справа широкое безлесное болото с одиноко торчащими высохшими соснами. Здесь пять лет назад у нас падал классный вагон. А вот и 57-й км, место стоянки стройотряда. Табличка «Полное Жопово», намертво прибитые гвоздями к шпалам кроссовки. Бесконечная, как и раньше, дорога несёт нас вдаль, в заветную Квашу. Что там сейчас, жив ли посёлок?

К сожалению, ни усов, ни веток на участке от 33-го км до Кваши не сохранилось. Даже от загадочной Северной ветки, на сохранность которой была надежда, остался только короткий тупик. На нём стояла прошедшая утром перед первым тепловозом харитоновская «пионерка», примечательная самодельным одноосным прицепом. Её хозяева ушли по насыпи разобранной ветки куда-то глубоко в лес, наверное, на охоту.

На 62-м км снимаем дрезины с рельсов, пропускаем возвращающийся с Кваши вахтовый поезд. «Пятёрка» с классным лихо прошелестела мимо. В пути довольно свежие шпалы, похоже, его состояние даже улучшилось по сравнению с 2006 годом!

На 65-м стоит на отрезке пути классный вагон – вахта. Внутри печка-буржуйка, широкие лавки с матрасами и постельным бельём. На столе посуда, под потолком сушатся гроздья рябины. Вагончик обитаем, но сейчас хозяева работают где-то в лесу.

Сплошные кривые, долгий спуск к реке Уфтюге. В прогале между берёз открываются дали, панорама поймы реки. «Пионерки» низкие, с высокого тепловоза здесь вид гораздо красивее. Брошенные «пионерочные» гаражи, остов заросшего берёзами деревянного депо, станция Кваша. Останавливаемся в тупике у дощатого сарая, где пять лет назад останавливался наш поезд. Рядом с путями стоит вахтовый «УРАЛ», лежат ржавые ёмкости, обрезки досок. Кругом – тишина. Не встречают уже «пионерки» детишки, не слышно лая собак. Посёлок мёртв.

Руины электростанции, красивейшая излучина реки Уфтюги, клуб, столовая с потемневшими советскими транспарантами, вереницы брошенных домов с разбитыми окнами, запустение… Пройдя по одной из зарастающих травой улиц посёлка, на другом конце мы всё-таки обнаружили последнюю семью, живущую в Кваше. Один из домов был обитаем, на заборе сушились половички и рыболовные сети. На солнце грелись две пушистые собаки, мужчина у сарая колол дрова, женщина на крыльце мыла посуду.

А вот и Квашская школа – огромное деревянное здание с высоким, на вид двухэтажным, спортзалом. Полы сняты на дрова, криво висят двери обезлюдевших классов. В одном из кабинетов – библиотека. Учебники детства по-прежнему лежат на стеллажах, кому они нужны.. На полу разбросаны книги. То ли тут кто-то из вахтовиков от скуки порылся, то ли на растопку самые толстые искали. Есть всё: от технической литературы до тяжеленного тома «Жизнь Ленина».

А в одном из классов мне попалась завалявшаяся в углу тетрадка с сочинением школьницы. Аккуратным старательным почерком девочка описывала, как их класс ездил на экскурсию в лес. На станцию подали тепловоз с классным вагоном, в котором школьников Кваши повезли на делянку, чтобы они посмотрели, как работают их отцы, как леспромхоз заготавливает лес. В детских строчках интерес и восхищение, а вокруг – разруха и уныние. Между прочим, тетрадка довольно свежая, конца 90-х годов.

Спустились к берегу реки, посидели в притопленной самодельной лодке, полюбовались красивой золотой осенью, послушали шум речной воды. Внезапно тишину нарушил треск двигателя. Это кто-то из заброшенных сегодня поездом вахтовиков ещё не уехал в лес. Лесозаготовки ведутся от Кваши километрах в пятнадцати – двадцати к северо-востоку. Через Уфтюгу перекинут свежий деревянный бревенчатый мост, в гору от которого уходит грязная лесовозная дорога. По ней и отправляются отсюда люди на далёкую лесную вахту.

Вечером участники экспедиции собрались у костра, обсуждая проведённый день. Наши поисковики обошли приличную часть леса, вышли в итоге на ус 29-го км и по нему, сделав массу живописных фотографий в лучах яркого заходящего солнца, вернулись в лагерь. С паровозом дело было плохо. Ребята лишь под конец наткнулись на одну трассу, напоминающую очень старый заросший ус. Её исследованием и решили заняться завтра. Остальной лес – сильно пересечённая местность без каких-либо следов узкоколеек. Где там может быть паровоз – одному Богу известно.

Утром нас, как всегда, разбудила «восьмёрка». Тепловоз дорожников прошёл на 33-й км, стал что-то делать в разъезде. Целью сегодняшнего дня, помимо поисков паровоза, было исследование ветки Киржа, отходящей с этого самого 33-го км. Ветка оказалась заросшей, чем дальше, тем больше. Последние километры мы едва продирались по мокрому густому лесу, едва чувствуя под собой рельсы. Путь закончился в просторном балластном карьере на берегу речки Нюбы. Жёлтый песок, ярко-зелёные ёлки, красные кусты и сошедший с рельсов оранжевый дозатор на фоне голубого, с редкими белыми облаками неба.

Мост через Нюбу был слегка разрушен. Попрыгав по гнилым брусьям, можно было перебраться на тот берег пешком, но перетащить дрезину казалось нереальным. Собственно, и незачем было: ветка на том берегу была давно разобрана.

На обратном пути перед разъездом 33-го км мы наткнулись на тепловоз дорожников. Бригада врезала стрелку нового уса. Мужики сказали, что скоро неподалёку отсюда начнут заготавливать лес. В следующем году с этого участка Киржи будет организована вывозка. Приятно было смотреть, как сооружается начало нового пути, в то же время грустно от более далёких перспектив. По мнению Тропникова, узкоколейке осталось жить недолго. Большая часть леса давно уже вывозится автомашинами по зимнику, Нюбская УЖД даёт не более 20% объёма, и с каждым годом доля её уменьшается. Содержать огромное железнодорожное хозяйство накладно. Нужны запчасти для тепловозов, новые вагоны, рельсы, шпалы. Держится дорога на старых работниках – энтузиастах своего дела. Молодёжь на узкоколейку не рвётся, а руководящая компания «Илимсеверлес» делает акцент на строительстве лесовозных автодорог. Вероятнее всего, года два-три ещё поработает дорога существующим темпом, а потом пойдёт на убыль. Разберут Квашу, а следом и всё остальное. Через сколько она умрёт совсем – через три, пять или семь лет – сказать сложно. Ясно только, что рано или поздно этим всё и закончится.

Тихий осенний лес лениво шуршал жёлтыми ветками. Журчала вода в придорожной канаве. Из леса возвращалась усталая часть пешей экспедиции. Пора подводить итоги и принимать решение о дальнейших действиях. С паровозом снова не повезло. Не оказалось его в этом лесу. Более того, теперь ребята уже и не знали, куда нужно идти его искать. За два дня они обшарили лес достаточно плотно, после этого можно было надеяться только на чудо. Завтра идти в лес уже никому не хотелось. Оставалось решать – искать паровоз ещё и завершать здесь экспедицию или возвращаться сегодня же в Харитоново, чтобы за оставшиеся четверг-пятницу навестить соседнюю Куликовскую узкоколейку, по которой мы так и не смогли до конца проехать в 2006 году. После недолгих дебатов был принят второй вариант. Собрав палатки и загрузив до отказа дрезины, мы вперёд «восьмёрки» помчали в посёлок.

Продолжение следует..



admin декабря 15 2012 15:46:22
Фотографии из ПРЕДЫДУЩЕЙ поездки
admin декабря 15 2012 15:47:18
НОВЫЕ ФОТО
Andreww декабря 17 2012 16:30:30
Очень интересно.

Тут единственный вариант поиска, изучение спутниковых карт. находили же люди по ним пропавшие самолеты и тп,
но летом деревья закрывают, зимой снегом засыпано
тут только военная ИК сьемка поможет... или еще какие технологии

но что не отнять от спутниковых карт так это наглядное видение давно заброшенных дорог, возможно и усы будут видны....
но это гипотеза
geleznyj dorognik декабря 17 2012 21:24:36
Спутниковых карт хорошего разрешения этого района нет.
Но даже дело не в этом.
Район поисков был указан единственным свидетелем. Район этот очень чётко очертился линией ужд и широкой дугой речки, протекающей в глубоком овраге.
Далее, паровоз по воздуху сам на место не прилетит, он приедет по времянке, проложенной в вырубке. Я уверен, что мы нашли ту самую просеку, которая чётко петляла по старым и новым вырубкам, и через нерубленный лет 50 лес. План и профиль этой поросеки у меня не оставили сомнений, что это был старый лесовозный ус. Причём по нему почти не ездила колёсная и гусеничная техника, только поперёк. Этот ус пересекал нужный нам квадрат по диагонали, начинаясь крутой кривой от линии ужд и заканчиваясь возле начинающегося спуска к реке. Если что и могло быть, то на этом усу, но увы... Либо квадрат был указан не верно (хотя очевидец сам указал его на нашей карте), либо, что более вероятно, вывезли тогда-же паровоз без лишнего шума.
Пожалуйста залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Гость
Имя

Пароль



Вы не зарегистрированны?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Реклама
https://best-betcodes.com/review/1xbet
Поезд напрокатРусский Обозреватель