Главная · Статьи · Ссылки · Все УЖД сайта · Схемы ж. д. России · О ПРОЕКТЕПятница, Апреля 26, 2019
Навигация
Главная
Статьи
Ссылки
Фотогалерея
Форум
Контакты
Города
Ж/д видео
Все УЖД сайта
Условные обозначения
Литература
Схемы ж. д. России
О ПРОЕКТЕ
Сейчас на сайте
Гостей: 1
На сайте нет зарегистрированных пользователей

Пользователей: 146
Не активированный пользователь: 1
Посетитель: ed4mk
Там, за облаками
Сергей Костыгов

Там, за облаками...


Много узкоколейных дорог исследовано нашим коллективом.
А где-то там, за Уралом, находится самая протяжённая на
нынешний момент в России Алапаевская узкоколейная дорога.
Неужели мы никогда не проедем по ней?


Вступление

Алапаевская узкоколейка (АУЖД) была и остаётся крупнейшей узкоколейной железной дорогой России. Основанная в конце XIX века, она играла важную роль в развитии региона. Дорога снабжала древесным углём Алапаевский и Верхне-Синячихинский (Яковлевский) металлургические заводы. В глухих сибирских лесах основывались лесные посёлки и углевыжигательные заведения. Первый участок Алапаевск – Мугай был построен в 1896 году (официальное открытие состоялось в июле 1898 года). Спустя 10 лет УЖД была продлена до Зенковки (станция Полудёнка). В 1912 году была открыта Строкинская линия, в 1914 году она продлена до Паньшинского углевыжигательного заведения. В 1917 году построена ветка Ельничная – Бобровка, в Ельничной начато строительство второго локомотивного депо АУЖД. В 1919 году ветка была продлена до посёлка Гаранинка. В 1921 году главная линия АУЖД пришла в посёлок Муратково, её протяжённость составила 101 км. В том же году был открыт участок Алапаевск – Сусан, соединивший Алапаевский и Нейво-Шайтанский металлургические заводы.

В 30-х годах Алапаевский металлургический комбинат АМК перешёл на отопление каменным углем и коксом, со временем принадлежавшая Министерству чёрной металлургии узкоколейка была передана Министерству лесной промышленности. Новым владельцем дороги стал трест «Алапаевсклес» – подразделение Свердлеспрома, основным перевозимым грузом – лес.

На АУЖД эксплуатировалось множество паровозов. Первыми были французские «маллеты», в начале XX века на дорогу поступил ряд американских паровозов завода «Балдвин», немецких – завода «Оренштейн и Коппель». Их пожелтевшие фото вы и сейчас сможете увидеть на стендах и в альбомах Музея АУЖД, собранного в 90-х годах хранителем В. И. Харловым. К сожалению, он не дожил до наших дней, скончался в 2004 году. Но АУЖД всегда будет помнить его – хранителя истории легендарной дороги.

Как показало время, собранные в музее материалы являются единственными уцелевшими архивами огромной дороги. В управлении АУЖД в 2006 году мне не удалось обнаружить никакого упоминания об архиве предприятия. Архив канул в Лету вместе с разорившимся объединением «Алапаевсклес», а новый владелец узкоколейной дороги – муниципальное предприятие МУП «АУЖД», не будучи преемником старого предприятия, те документы унаследовать не смогло. Единственные ценные материалы я неожиданно обнаружил в диспетчерской станции Красная-2. Это был пяток случайно завалявшихся графиков исполненного движения поездов АУЖД за 1993–1996 годы, а также старые плакаты с путевым развитием станций.

Но вернёмся к истории дороги. В послереволюционный период закупка паровозов за рубежом прекратилась, локомотивный парк дороги пополнился отечественными паровозами. На магистрали эксплуатировались паровозы 157-го типа Коломенского и Сормовского заводов, лёгкую и маневровую работу выполняли паровозы 159-го типа.

В послевоенное время вокруг Алапаевска активно развивались лесозаготовки. АУЖД была основной и, по сути, единственной артерией, по которой составы с лесом поступали из глубин тайги в цивилизацию. Структура узкоколейной дороги постоянно развивалась, строились новые участки. В 1954 году магистраль АУЖД пришла на берег Туры в Санкино, открылась ветка Чернышёвка – Берёзовка. В 1959 году была построена ветка в посёлок Плантация, а к 1967 году АУЖД пересекла Туру и пришла в посёлок Калач (149-й км). Локомотивный парк пополнился паровозами ГР, ВП, Кч4. В 1958 году в депо Алапаевск поступила партия магистральных тепловозов ТУ2.

Паровозы работали на АУЖД до начала 70-х годов, после чего стали заменяться тепловозами ТУ4. ТУ4 имели разную принадлежность. Часть из них относилась к АУЖД, часть к многочисленным лесопунктам. В состав «Алапаевсклеса» входили Гаранинский, Санкинский, Ясашнинский и Карпунинский леспромхозы. Карпунинский состоял из лесопунктов Карпунино и Хабарчиха, имевших собственные лесовозные узкоколейки, не имеющие связи с АУЖД. Остальные леспромхозы находились в сети Алапаевской узкоколейки, но имели собственные депо в посёлках-лесопунктах: Зенковка и Ясашная Ясашнинского ЛПХ, Ельничная, Гаранинка и Берёзовка Гаранинского ЛПХ, Муратково, Санкино, Плантация и Калач Санкинского ЛПХ. Сама же АУЖД содержала магистральные тепловозы в депо Алапаевск, Ельничная и Санкино.

В 70-х годах на смену старым мотовозам МУЗ4 и МД54-4 стали поступать тепловозы ТУ6А, магистральный парк пополнялся тяжёлыми тепловозами ТУ7. В лесопунктах появились путеукладчики с мотовозами – электростанциями ЭСУ2а, позднее – с тепловозами ТУ6СП. Лесопунктовские локомотивы были задействованы на следующих работах: укладка временных путей, доставка рабочих на делянки, погрузка и выводка на магистраль груза, хозяйственные перевозки для нужд лесопункта. Магистральные тепловозы АУЖД занимались пассажирскими и грузовыми перевозками по магистральным путям, участвовали в проведении путевых работ.

Все станции главной линии АУЖД были оборудованы светофорами, часть из них – электрической централизацией стрелок и сигналов. На дороге применялась электрожезловая система, все постоянные пути были оснащены телефонной связью.

В 80-х годах большая часть лесопунктовских тепловозов была передана на баланс АУЖД. Лесопункты сохранили по 1-2 ТУ6А, задействованных на хозработах. К началу 90-х годов объёмы лесозаготовок стали резко уменьшаться. Пустели и ликвидировались маленькие лесные посёлки, закрывались лесопункты. Развал лесной отрасли вершил судьбу «Алапаевсклеса». К началу 2000 годов трест был ликвидирован. Вместе с «Алапаевсклесом» могла погибнуть и АУЖД, её спасли многочисленные лесные посёлки, не имевшие иной связи с цивилизацией. Структура узкоколейки стала муниципальной собственностью, было образовано МУП «АУЖД». С тех пор основными перевозками по дороге стали пассажирские. Вывозка леса, заготовкой которого стали заниматься частники, выкупившие остатки хозяйства «Алапаевсклеса», производится эпизодически, в основном в зимнее время.

В 2000 году прекратилось движение поездов по Асбестовской линии. В 2001 году эта дорога была разобрана. В 2005 году завершилась разборка участка Полудёнка – Ясашная, в 2008 году, после выселения посёлка Зенковка, был разобран старейший участок дороги Полудёнка – Советская. С годами сокращались и пассажирские перевозки. Неежедневным стал пассажирский поезд Алапаевск – Санкино, два раза в неделю стал курсировать прицепной вагон на Берёзовку. Но, несмотря на последние сокращения, к 2011 году АУЖД имела протяжённость магистрали Алапаевск – Калач 149 км и две ветки: Гаранинская 38 км и Берёзовская 27 км. Итого 214 км.

Проехать по Алапаевской дороге мечтал я давно. Увы, пассажирское движение здесь было лишь ночью. Вот и родилась на первый взгляд сумасшедшая идея проехать АУЖД на моей «пионерке». Сумасшедшая – потому, что от Москвы до Алапаевска 2000 км, то есть порядка двух суток езды на машине, да и сама АУЖД – дорога серьёзная, на которой до сих пор действует ПТЭ. Движение организует не только диспетчер, но и дежурные по станциям. Разрешением на занятие перегона служат путевые записки. Ряд станций оборудован светофорами, автоматическими стрелками, да и скорости движения поездов по магистрали ставят под сомнение удачный исход при встрече с тепловозом в кривой. То, что местные на своих «пионерках» там ездят, мы знали. Но то люди, всю жизнь в лесных посёлках прожившие и знающие всех работников и дорогу как свои пять пальцев!

И всё-таки мы решились на алапаевскую авантюру. Переговоры с руководством АУЖД длились довольно долго. Ясное дело, выпуск на серьёзную линию неизвестного транспортного средства не сулил ничего хорошего, и пропуск нашей «пионерки» по длинным перегонам даже при наличии нечастого движения поездов лишь добавлял хлопот. Но наконец общий язык был найден, и 4 июня 2011 года мы тронулись из Москвы в далёкий путь за Урал.

Михаил Недосекин, Илья Некрасов, Иржи Индра, Антон Максимов, Олег Волузнев и я – вот состав экспедиции. Транспортное средство – «Газель» Михаила, в которую свободно уместились все участники, их рюкзаки и моя «пионерка» с прицепом. В первый день привычным маршрутом через Кострому – Шарью – Киров мы продвинулись до границы с Пермским краем и заночевали в придорожной гостинице в деревне Волоковые за Омутнинском. Я, честно говоря, всегда был сторонником ночёвки в палатке, но только не в случае такой долгой заброски. В данной ситуации кафе и гостиница значительно экономили время.

В воскресенье к полудню у райцентра Менделеево с тихих дорог мы выехали на трассу «Урал», по которой наше продвижение на восток заметно ухудшилось. Сильная загруженность узкой дороги и её отвратное состояние, особенно на участке Пермь – Кунгур, дали приличное опоздание. Лишь после границы со Свердловской областью «Газель» смогла выйти на крейсерскую скорость 100 км/ч.

Уральский хребет нас не впечатлил. В месте пересечения трассой «Урал» он представлял собой вереницу холмов, никак не гор. По сути, такая же холмистая местность встречалась во многих местах Пермского края. Но вот и Зауралье! Едва различимая стела «Европа – Азия» и въезд в Екатеринбург, в народе зовущийся просто Ёбург. Объездную города, вопреки нашим ожиданиям, за много лет так никто и не достроил. Как была она показана строящейся на топографической карте 2003 года, так и осталась в проекте. Пришлось ехать через центр столицы Урала, о чём никто из нас, собственно, не пожалел. Можете судить по серии фотографий, которые неутомимый Иржи сделал на ходу из открытого окна машины.

Узкое шоссе на Реж забито встречным автотранспортом. Воскресенье, с дач возвращаются в город свердловские дачники. То тут, то там, прячась за любые естественные преграды, припаркованы машины сотрудников ДПС, с усердием выжидающих нарушителей обгона. За Режем шоссе пустеет. Дачников почти нет. Поля, перелески, живописная речка Реж с обрывистым каменистым берегом. Темнеет. В сумерках возникает вдали заветная стела города Алапаевска. Добрались!

Однако въезд в город находим с трудом. Ни одного указателя на шоссе нет, а примыкающие улочки никак не производят впечатления центральных. Свернув наугад налево в самом конце населённого пункта, неожиданно попадаем в центр. Алапаевск – городок живописный, старинный. Любуемся в свете розовой полосы заката и тусклых фонарей его скромной архитектурой.

Первое упоминание о деревне Алапаихе встречается в 1639 году. В 1696 году в окрестностях Алапаихи на реке Нейве была обнаружена железная руда. В 1702 году на речке Алапаихе начато строительство казённого железоделательного завода. С этого момента деревня Алапаиха становится заводским посёлком. В 1781 году Алапаевск получил статус города, был образован Алапаевский уезд. Рос и развивался Алапаевский металлургический завод – градообразующее предприятие города. Известен Алапаевск и печальными событиями 1918 года – расстрелом членов семьи Романовых.

Ночевать останавливаемся в гостинице. Нужно принять душ после долгой и пыльной дороги, выспаться и приготовиться к завтрашнему визиту к руководству АУЖД. В единственной гостинице города, попав в которую, мы перенеслись на несколько десятилетий назад во времени, нас встретили гостеприимно, но строго. Графу «цель приезда» нужно было заполнять обязательно, так как без этого, по словам администратора, бухгалтерия не примет оплату. Только что графы «партийность» в этих анкетах не было. Неудивительно, что личность нашего коллеги Иржи Индра подверглась пристальному изучению. Администраторша повертела в руках его российский паспорт, тщательно изучила сходство лица с фотографией и недовольно пробурчала, что фамилия какая-то странная, нерусская.

Часть 1. Ворота лесного мира

Утром, встав пораньше, мы ещё до завтрака поспешили на другой конец города, к узкоколейке, чтобы увидеть прибытие пассажирского поезда Санкино – Алапаевск. Не найдя подъезда к узкоколейке на подступах к городу, заняли места на вокзале, у низенькой бетонной платформы у забора деповской территории. Десятилетие назад поезд АУЖД прибывал на станцию Алапаевск-2, почти в самый центр города. На её месте до сих пор сохранился настоящий железнодорожный вокзал. Потом километровый участок пути по городу разобрали, оборудовав под вокзал маленькое помещение на задворках депо у переезда станции Красная-2.

Тёплое летнее солнышко светило ярко и весело. Начало восьмого, а поезда всё нет. Но вот зазвенел переезд, и симпатичная девушка в оранжевой жилетке с флажком вышла к путям. Из залитой солнцем кривой показался красный тепловоз ТУ7 со звездой на поручнях передней площадки, медленно тянущий за собой по многочисленным стрелкам горловины станции состав разноцветных вагончиков. Их было четыре: два зелёных, синий и красный. Три из Санкино, а один – прицепной, из посёлка Гаранинка. Деловито урча дизелем, тепловоз остановился в тупике у вокзала, из вагонов вышли проводники, потянулась в город вереница приехавших из далёких лесных посёлков пассажиров. Впечатляющее зрелище! Помощник машиниста осмотрел ходовую, высадка закончилась и красный тепловоз, повинуясь сигналу девушки в оранжевой жилетке, стал осаживать состав на станцию для последующего перемещения в депо.

Встреча с руководством АУЖД прошла успешно. Обговорив детали предстоящего путешествия, узнав всю дорожную обстановку, тонкости и нюансы движения, мы отправились на экскурсию в депо. Депо здесь два – локомотивное и вагонное. В локомотивном стояли недавно прибывший из рейса пассажирский ТУ7-2388, грузовые ТУ7 №№ 2386 и 2167, проходящий подъёмочный ремонт ТУ7-2083, а также один тепловоз серии ТУ8. Ещё один алапаевский тепловоз ТУ7-1915 утром ушёл на линию с бригадой путейцев чистить переезды.

В цехах депо АУЖД шла работа. Стояли на ремонте дизели, компрессоры, радиаторы и другие агрегаты тепловозов, в ожидании обточки покоились на отдельном пути колёсные пары. Увы, действия нескольких слесарей под руководством мастера назвать кипящей работой было сложно. Ничтожные объёмы перевозок последних лет повлияли на сокращение штата, объёмов ремонта. Депо Алапаевск отличное, имеющее всё оборудование для выполнения ремонта любой сложности, только работы мало. Последний раз жизнь действительно кипела здесь в конце 80-х!

В локомотивном депо есть маленькая пристройка, внутри которой мы обнаружили пассажирскую дрезину ПД1 с комфортабельным мягким салоном – отлично сохранившийся экземпляр вымирающего вида узкоколейной техники. Дрезина была служебной – для выездов руководства АУЖД на линию.

На задворках депо стоял ржавый локомобильный котёл. Его нашли где-то в металлоломе и решили сохранить для истории. А вот и вагонное депо. Здесь все типы вагонов – сидячие, плацкартные, почтовый вагон, салон-вагоны повышенной комфортности с мягкими диванами. Все они сделаны силами АУЖД на базе стандартных вагонов ПВ-40 Демиховского завода. Такой ассортимент на российской узкой колее можно увидеть только здесь, в Алапаевске! В дальнем углу цеха стоял вагон-храм. Внутрь нас не пустили: вагон закрыт, а ключи от него находятся на руках у содержащего вагон священника. Также в вагонном депо мы увидели необычную тепловоз-дрезину с краном, собранную силами АУЖД на базе рамы тепловоза ТУ4 и кабины ТУ6А.

На деповской территории есть ещё два экспоната – тепловоз ТУ2-169, стоящий на постаменте и путейский «ветродуй», сконструированный на базе такого же списанного тепловоза ТУ2. Что ни говори, алапаевцы сумели сохранить для истории представителей этой серии первых мощных узкоколейных тепловозов.

Напоследок мы посетили музей АУЖД, находящийся в здании управления. Музей замечательный: масса ценных исторических фотографий, натурных реликвий. Поражает его насыщенность. Музей находится в большой комнате, полностью заставленной экспонатами. Здесь нет свободного места, в каждом уголочке есть что посмотреть. Если бы я не был в Алапаевске пять лет назад и не изучил тогда экспозицию музея, мы бы застряли тут на полдня как минимум.

Но вот официальная часть позади. По путаным улочкам частного сектора окраины города наша «Газель» пробирается к тупику Сусанской линии для разгрузки «пионерки». Другого хорошего подъезда к путям УЖД у станции Красная-2 нет, а разгружаться на переезде у депо на глазах у всего города мы не стали. Всё-таки Алапаевская УЖД – это серьёзное муниципальное предприятие, не леспромхоз. Официально здесь ходят только поезда, движение нелегальных дрезин запрещено.

Но вот «пионерка» на рельсах, радостно тарахтит движок. На прицеп грузятся многочисленные вещи. По окончании разгрузки Миша едет ставить «Газель» на территорию депо под охрану, я, Иржи и Антон отправляемся на «пионерке» резервом на Красную-2 запрашивать путь, а Илья с Олегом катят прицеп по треугольнику к сигналу М-10, к выходной стрелке станции, откуда и начнётся наш многокилометровый путь. Сколько дней займёт исследование АУЖД – загадка. Удастся ли проехать всю огромную дорогу за имеющиеся в нашем распоряжении пять дней? Постараемся уложиться в установленный срок и получить как можно больше информации об этой замечательной, интереснейшей узкоколейке наших дней!

Мишу поджидаем на втором этаже диспетчерской. Комната чистая, аккуратная, уютная. Главным объектом является пульт станции Красная-2, игриво светящий красными огоньками занятости путей. Увы, большая часть системы СЦБ оказалась недействующей. Ложная занятость путей, отсутствие контроля стрелок. На самом деле при пропуске не более двух пар поездов в сутки эта некогда мощная, охватывавшая всю станцию система стала ненужной. Поезд ходит по одному пути, по второму обгоняется. На остальных ржавеют рельсы, стоят неиспользуемые лесовозные вагоны. Как мы поняли, светофоры, даже те, что горят, уже не открываются. Только стрелки принудительно, в обход блокировки, переводятся автоматически с пульта.

Что касается движения поездов, графиковый здесь один – пассажирский. Сегодня вечером он пойдёт до Санкино, без прицепных вагонов. Следующий рейс будет в четверг. Тогда к обычному санкинскому поезду будут прицепные вагоны в Гаранинку и Берёзовку, по Санкино он будет стыковаться с местным поездом Санкино – Калач. Аналогичный рейс, только без берёзовского вагона, будет и в пятницу. В дневное время на линии работают три путейских поезда. Алапаевский сегодня занял перегон до Угольной, ельничный – перегон Ельничная – Строкинка, а санкинский – участок Санкино – Муратково. Сверх этого могут быть только оперативно назначенные хозяйственные рейсы. Грузового движения с конца апреля нет. Весь заготовленный для нужд Верхне-Синячихинского фанерного комбината лес вывезен, до осени новой вывозки не предвидится.

И вот настал долгожданный момент. Жужжат механизмы стрелок, автоматически готовится маршрут, наша «пионерка» торжественно отправляется с главной станции АУЖД Красная-2. Впереди 150 км магистрали этой необычной дороги, ветки в посёлки Гаранинка и Берёзовка… почти целая неделя пути, неделя отрыва от цивилизации, во время которой нашими спутниками будут лишь шум лесов, мелодичный стук колёс, перезвон стыков да редкие гудки тепловозов.

Мотопоезд был сформирован у сигнала М-10 на выходной стрелке станции. «Пионерка» покатилась под уклон к реке Алапаихе, потянулись по сторонам огороды, пошёл отсчёт километров пути. Пока, Алапаевск, пока, цивилизация. Уходим в другую жизнь – лесной мир, известный немногим. С этого момента мы – его обитатели.

За рекой Алапаихой потянулся нешуточный подъём. Ой как не позавидовали мы сидящим на прицепе среди рюкзаков Илье с Олегом. Их едва видно было с дрезины в сизом облаке выхлопа. Но вот тяжёлый участок закончился, за кривой показался путепровод под железной дорогой Алапаевск – Нижний Тагил. Дорогой ОАО «РЖД», электрифицированной. Узкоколейка пересекла её в узкой «трубе», углубилась в окружающий дорогу лес. Площадка станции Болотная, здесь ещё читается полотно давно разобранного второго пути. Снова лес и довольно сложный профиль – то спуск, то подъём. Узкоколейка ухоженная, периодически встречаются места капитальной замены шпал, выделяющиеся светлым, не поросшим травой мелкокаменистым балластом.

Минуем переезд через шоссе Алапаевск – Тагил, ограждённый свежими знаками «свисток», станцию Советскую на 21-м км. Точнее, бывшую станцию. Здесь когда-то был треугольник, ответвлялась от нынешней магистрали самая старая линия АУЖД на Мугай – Зенковку. Фундамент кирпичной дежурки зарос травой и кустарником, путевого развития нет. Узкоколейка на Зенковку разобрана в 2008 году.

За Советской узкоколейка пошла на высокой насыпи, слева показалась широкая водная гладь Верхне-Синячихинского пруда. За деревней Тимошина путь пересёк по дамбе залив речки Норки, затем круто свернул в лес. В прогалах между деревьями вырисовывались живописные песчаные пляжи, травянистые заливчики, места частого обитания рыбаков и отдыхающих. За лесом узкоколейка пошла по самому краю тёмно-синей глади пруда. Справа – домишки Верхней Синячихи, слева, за плотиной, виднеются силуэты металлургического завода. Параллельно накатанному магистральному пути потянулись вереницы шпал разобранных боковых путей. Впереди переезд, станционное здание, покосившаяся консоль с тремя светофорами наверху. Это станция Синячиха. Путевого развития здесь нет, но дежурство ведётся. Во-первых, для обслуживания переезда через довольно оживлённую автодорогу Алапаевск – Махнево, во-вторых, для организации движения через находящееся впереди, менее чем в километре, глухое пересечение с ширококолейным подъездным путём на Верхне-Синячихинский завод. Ради контроля этого пересечения в здании станции Синячиха оказался даже действующий жезловый аппарат. «Сейчас как раз ширококолейный тепловоз на заводе работает, – пояснила дежурная. – Жезл у него, и по узкоколейке сигналы у пересечения не откроются»! «А где путейский тепловоз, что впереди нас шёл?» – спросили мы. «На Угольной стоит, как пересечение освободится, обратно пойдёт. Так что давайте до Угольной скорее, чтобы его не задерживать. Я подскажу, чтобы до вашего прибытия его оттуда не отправляли».

К Синячихинскому пруду медленно ползла по небу мрачная чёрная туча. Как раз в тот момент, когда мы под красный заградительный сигнал, перед совершавшим манёвры синеньким тепловозом ТГМ4, прошли глухое пересечение, она разразилась мощным ливнем. С неба полились такие струи, что мы, забыв об ожидавшем нас на Угольной тепловозе 1915, бросили «пионерку» и попрыгали под ферму впередилежащего моста через речку Синячиху. Вытекавшая из пруда река подрезала крутой склон холма. Наверху этого холма был заводской отвал, на фоне мрачного неба красовались четыре чашеобразные ширококолейные вагонетки для вывоза шлака.

К счастью, дождь оказался недолгим. Минут через десять, стряхнув с намокших рюкзаков воду, мы продолжили движение. Обогнув завод, узкоколейка прошла мимо автозаправки, попетляла по высокому сосновому лесу и вышла в небольшой микрорайон, застроенный пятиэтажками. Это тоже Верхняя Синячиха, большой же, однако, посёлок! Необычно было проезжать на «пионерке» с кучей рюкзаков через культурный пешеходный переход – бетонную дорожку, ведущую от бара и шиномонтажа к современным пятиэтажкам. Второй переход вёл на рынок… Как оказалось, Синячиха, а не Алапаевск была последним островком цивилизации на АУЖД. Именно сюда жители лесных посёлков ездили по всякой надобности и без неё. Алапаевск был им не нужен, так как магазин, бар, пункт приёма металлолома и прочие блага были в Синячихе. Пока мы осмысливали происходящее, за кривой показался четырёхглазый входной светофор станции Угольная.

Целых пять станционных путей ровно тянулись вдаль. Крайний правый был заставлен лесовозными платформами. Светофор не показывал никаких сигналов, входные стрелки стояли на главный путь, занятый оранжевым тепловозом ТУ7-1915. Стрелки были автоматическими, поэтому нам пришлось руками переставлять дрезину с прицепом на один из двух свободных боковых путей, по которому мы и прибыли к аккуратному кирпичному станционному зданию, состоящему из двух половин – помещения ДСП и зала ожидания. Заглушенный тепловоз с прицепленным к нему путейским вагончиком, похоже, к отправлению домой не торопился. Бригада в оранжевых жилетках неспешно покуривала на лавочке у вокзала. Тут же, рядом с лавочкой, на крайнем боковом пути стоял интересный объект – зелёная санитарная автодрезина с аккуратно вваренной в кузов автомобильной кабиной.

В помещении дежурной сохранились и пульт централизации, и старенький жезловый аппарат. Но оба они застыли в бездействии давно и, похоже, навечно. Движение поездов на Синячиху и Ельничную осуществляется посредством путевых записок, стрелки же на станции уже несколько лет переводятся вручную, курбелем. Дежурная провела нас до ближайшей стрелки и показала сей долгий занятный процесс. Вспомнились мне 90-е годы, когда так же, курбелем, переводил я автоматические стрелки на Вёксе…

На станции «паслись» две местные «пионерки». Одна в междупутье, вторая на боковом пути у вокзала. Хозяина последней на лавочке ожидали несколько человек, жителей посёлка Ельничная. «С Ельничной поездов сегодня не будет, а «пионерки» постоянно туда-сюда ездят, аккуратнее будьте!» – предупредила нас на прощанье дежурная.

Мы сейчас на 32-м км, а Ельничная на 49-м. Сразу за Угольной узкоколейка пошла на серьёзный подъём, круто взбираясь на насыпь путепровода. Впереди пересечение с железной дорогой ОАО «РЖД» Алапаевск – Серов. Слева внизу открывается панорама Бабушкинского нижнего склада: краны, штабеля леса, пути широкой и узкой колеи. Вот и путепровод. Внизу неэлектрифицированный однопутный главный ход, вдали станция Бабушкино. Во время осмотра путепровода со стороны Угольной слышится стук колёс, показывается красная «пионерка», полная народа. Пропускаем местных вперёд на Ельничную.

Узкоколейка устремляется в ярко-зелёный, залитый солнцем лес. Ровные прямые чередуются плавными, выкошенными кривыми. Встречное транспортное средство в таких кривых можно увидеть издалека. Пролетает площадка бывшего разъезда Осиновка с развалинами будки из красного кирпича. Вскоре сидящие на прицепе замечают догоняющую нас «пионерку». Она «летит» здесь куда быстрее: дорога знакомая, да и налегке – пассажиров и вещей нет. Останавливаемся на пропуск на бывшем разъезде Рублиха, у руин шлакоблочного станционного здания. Неподалёку у пути стоит высокий самодельный крест – то ли символичный знак, то ли памятник. Склоняемся к мысли, что знак, впоследствии вдоль линии АУЖД мы немало таких крестов встретили. К слову, встречали и памятники, но те совсем по-другому выглядели!

На подходе к Ельничной нас догнала очередная «пионерка». Её пропускать не стали, поскольку из-за ёлок показался такой же, как и в Угольной, четырёхглазый входной светофор станции. Как и в Угольной, давно потухший…

Вокруг станции расположился немаленький посёлок. Деревянные домишки, огороды, изгороди. Вдоль насыпи – гаражи «пионерок». Главный путь станции заставлен лесовозным порожняком. А вот и вокзал – симпатичное деревянное здание с табличкой «АУЖД. Ст. Ельничная». Дежурка закрыта на замок, поездов нет! Следующую за нами «пионерку» пропускаем на стрелках депо. Оно тоже закрыто: шесть вечера. На одном из боковых путей обнаруживаем синенький пассажирский вагон ПВ-40 в сцепке с крытым вагоном завода «Амендорф», за депо – типовой путейский вагон АУЖД: половина вагона – крытый, половина – платформа.

Дежурная по станции оказалась недалеко от своего рабочего места. Под накрывшим Ельничную моросящим дождём она командовала мальчишками, полоскавшими на поселковом пруду большущий ковёр.

Не став отвлекать ДСП от процесса, переждав дождь, мы отправились дальше, в Строкинку (ударение на «и»). Этот посёлок находится в семи километрах от Ельничной. Мокрые выходные стрелки станции, серые деревянные дома, блестящие рельсы заманчиво тянут на перегон. Снова лес, кривые сменяют прямые, мы следуем на необслуживаемый участок, ведь ближайшая обслуживаемая станция Муратково находится от Ельничной ни много ни мало в 52 км.

Строкинка – один из красивейших посёлков АУЖД. Узкоколейка проходит в живописных кривых каскад прудов с раскинувшимися по берегам домишками, баньками, сарайками. Частично обитаемыми, частично разрушенными... На берегу большого пруда расположилась миниатюрная двухпутная станция. Станционное здание заброшено, ржавеет и боковой путь. На нём стоит обогнавшая нас в Ельничной «пионерка». Мирный посёлок дремлет в атмосфере тёплого летнего вечера. Лишь отдалённые звуки выдают его жизнь. 56-й км, гласит километровый знак, стоящий у самой дежурки. Немного постояв в тишине у пруда, мы решаем отправляться дальше на перегон: пора вставать на ночлег. Кстати сказать, за Ельничной мы едем уже как настоящие обитатели лесного мира, то есть без всяких запросов, наугад, надеясь лишь на свободный путь и хорошую видимость в кривых. На удивление, встречных дрезин нет. Дорога как будто замерла на время. Может, ещё не вечер?..

За Строкинкой узкоколейка прошла через жёлтую поляну луговых цветов. Затем углубилась в болотистый лиственный лес. Мест для ночёвки здесь не было. Лишь клетки старогодних шпал указывали на широкие островки «суши». А рельсы… влекли нас вперёд и вперёд. Манили за очередную кривую. Вот красочные километровые столбы, расставленные у насыпи, повели уже шестидесятикилометровый отсчёт…

Впереди стрелка, за ней вторая. Это Чернышёвка, очередная станция АУЖД, расположенная на 65-м км. Три станционных пути пересекают зарастающую кустарником низкую поляну с брошенными у узкоколейки штабелями низкосортного березняка. Когда-то, вероятно, всего лет двадцать назад, здесь стоял крупный лесной посёлок. Сейчас о нём напоминают руины единственного кирпичного здания – вокзала УЖД. Рядом, на окраине густого березняка, памятник воинам Чернышёвки, павшим в Великой Отечественной войне. В конце поляны, у выходных стрелок станции, пруд. Возле него и решаем остановиться на долгожданный ночлег. На сегодня хватит, и так много километров пройдено, масса впечатлений получена. Позади почти половина пути до дальней точки дороги – посёлка Калач.

Выходная горловина Чернышёвки заканчивается двумя магистральными путями. Отсюда начинается 27-километровая ветка в посёлок Берёзовка, некогда одна из наиболее интенсивных грузосборочных ветвей АУЖД. В 70-е, 80-е годы на Чернышёвку приходили с ветки поезда, формировались магистральные лесовозные составы. Теперь здесь лишь три зарастающих травой пути да тихая водная гладь пруда. Тишина и спокойствие…

Спокойствие, кстати, сразу нарушил стук колёс следующей из Муратково «пионерки». Удачное получилось скрещение! Дрезинка лихо пронеслась мимо нас, пробарабанив колёсами по стрелкам. Отец с сыном лет семи помчались в зелёную лесную даль… Так и живёт этот далёкий уголок Свердловской области. Летают днём по блестящим рельсам АУЖД «пионерки», живут своей никому не известной жизнью лесные посёлки, а ночью величественно и важно бороздит просторы лесного края графиковый пассажирский поезд АУЖД во главе с тепловозом ТУ7 с красной звездой на поручне.

За неимением достаточного количества ровной и сухой площади лагерь мы частично разбили на пристанционном травянистом бугре, частично – в междупутье. Между покрытыми ржавчиной вторым и третьим путями станции расположились костёр и палатка Миши и Иржи. Навряд ли кто-то устроит здесь ночные манёвры! Рядом с костром на третьем пути притихла наша «пионерка» с прицепом. Готовить и есть можно было прямо у костра, не слезая с удобного мягкого сиденья.

Вечер был тихим. Солнце медленно садилось за горизонт, оранжевым закатным светом освещая поляну Чернышёвки, штабеля забракованного леса, наш лагерь, костёр. Лес затих, ни ветерка в небе. Только тучи мошкары кружились над станцией, мешая спокойно ужинать, обсуждать впечатляющие события первого дня экспедиции.

После ужина я, Илья и Олег решили съездить немного на «пионерке» по Берёзовской ветке. Карту мы с собой не взяли, о чём очень пожалели в процессе поездки. До 9-го км, речки Кыртомки, мы ещё понимали, где находимся, но потом следующие одна за другой кривые окончательно сбили нас с толку и мы потеряли отсчёт расстояния. Как назло то ли пропали, то ли совсем заросли кустами километровые столбы! Где эта Берёзовка, далеко ли ещё до неё? Начав замерзать, мы плюнули на уходящую в туманную даль нескончаемую узкоколейку и повернули назад. Вернулись на Чернышёвку в сумерках, почти на полчаса опоздав к рейсу пассажирского на Санкино. Поезд запечатлел оставшийся в лагере Иржи. По его словам, пассажиров в вагонах можно было по пальцам пересчитать – вот он, весь смысл этого пассажирского движения! День на день, конечно, не приходится, но такими темпами Алапаевская узкоколейка действительно доживает если не последние годы, то последнее десятилетие точно!

Совсем поздним вечером, когда почти все участники экспедиции уже разбрелись по палаткам, по второму пути станции со стороны Ельничной подъехала к лагерю «пионерка». Её хозяин сначала весьма недобро поругал лежащие на рельсах сучья и натянутые поперёк пути растяжки палатки, а преодолев препятствие, остановился у нашего костра. Оказалось, это Артём, житель Берёзовки. По второму пути он поехал именно потому, что в Берёзовку с первого пути попасть было нельзя, разве что через обратный съезд!.. Пара слов и разговор перетекает в доброжелательное русло. Обсуждаем жизнь лесного уголка, узкоколейку, Берёзовку, нас с нашей экспедицией. Артём спрашивает, когда заедем к нему в гости. Планируем на среду. Оказывается, Берёзовка – давно вымирающий посёлок. Прописанных жителей там, если память не изменяет, 24, а действительно живущих – не более восьми. Работы в Берёзовке нет, живут кто на пенсию, кто на деньги, вырученные за сбор найденного в лесах металла. Последнего в окрестностях остаётся всё меньше и меньше, что и ведёт посёлок к вымиранию. В последние годы, правда, появился в Берёзовке священник. Говорит, место там непростое, святое. Задумал храм строить, обещал даже дорогу автомобильную отсыпать – паломников возить. Честно сказать, верится в это слабо, стоит только представить эту Берёзовку на безлюдном зелёном развороте карты области. Кругом лишь леса, речки, старые вырубки да насыпи разобранных узкоколеек. Это сколько же километров автодороги надо построить, а главное, ради чего?

Спать я лёг поздно. Артёма с его «пионеркой» на Берёзовку уже в утреннем тумане провожал. Только глаза сомкнул, а тут и утро! Солнечное, жаркое, что совсем не по душе невыспавшейся натуре!


Продолжение следует!

admin апреля 25 2012 15:09:48
Фотографии: http://pereyezd.ru/photogallery.php?album_id=132
Пожалуйста залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Гость
Имя

Пароль



Вы не зарегистрированны?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Реклама
Холодильники, колеса прием металлолома Киев трос, проволока. . toyota lexus honda mazda auton varaosat verkkokaupasta iparts . Купить новыйфольксваген пассат москвана сайте дилера
Поезд напрокатРусский ОбозревательЭкстремальный портал VVV.RUВсе песни Владимира ВысоцкогоSpyLOG