Главная · Статьи · Ссылки · Все УЖД сайта · Схемы ж. д. России · О ПРОЕКТЕMonday, July 24, 2017
Навигация
Главная
Статьи
Ссылки
Фотогалерея
Форум
Контакты
Города
Ж/д видео
Все УЖД сайта
Условные обозначения
Литература
Схемы ж. д. России
О ПРОЕКТЕ
Сейчас на сайте
Гостей: 1
На сайте нет зарегистрированных пользователей

Пользователей: 146
Не активированный пользователь: 0
Посетитель: ed4mk
Опаринская осень. Часть 5. Пинюг..
Окончание. Начало -З Д Е С Ь

Сергей Костыгов

Часть 5. ПИНЮГ

Из Опарино наш путь лежал на Пинюг. По старой бетонке, по которой когда-то мы первый раз попали сюда. Рядом с разбитой бетонной колеёй полоска грейдера. По ней и приходится объезжать раздробленные местами плиты с торчащей во все стороны арматурой. Пыль и жуткая тряска – вот вся прелесть таких дорог. Встречных машин немного. Среди них в основном «Камазы», «Уралы»-лесовозы, «уазики» и совсем уже редкие легковушки. Последние как правило имеют удручающий вид, поскольку эксплуатируются на этой «стиральной доске» ежедневно. Вечернее солнце светит прямо в лобовое стекло, жутко мешает обзору. Облако пыли от встречных машин делает дорогу почти невидимой. Но двигаться нужно быстро, ведь скоро начнёт темнеть, а мы от Пинюга ещё в восьмидесяти километрах.Link

Поворот на Маромицу облегчает движение. Солнце светит уже не в упор, а сбоку. Ближе к посёлку прямо по дороге бродят коровы, протяжно мыча на закат. Маромица – довольно крупный посёлок, но поселковые улицы в нём ужасны. Трясясь по их ухабам и объезжая лужи, вспоминаешь бетонку, как рай.

Переезд через Маромицкую ветку широкой колеи. Путь едва накатан, но жизнь здесь теплится. Снова бетонка в направлении посёлка Заря. Она разбита так, что местами даже на «уазике» не дать больше 20 км/ч. Приходится выруливать из стороны в сторону, бешено трястись на рытвинах и колдобинах.

Заря. Посёлок полуразрушенного лесохимзавода. Несмотря на ветхость основных производственных территорий, заметны фрагменты нового строительства. Не всё здесь погибло, на обитаемой части функционирует производство древесного угля для пикников. За посёлком старая дорога на станцию Альмеж. Когда-то она была местным автобаном, но с годами превратилась в убитое бетонное полотно, большую часть которого приходится преодолевать по узкой кромке обочины.

Альмеж – эпицентр риска. Двигаясь сюда, мы надеялись, что новый участок федеральной трассы Киров – Котлас, который, согласно данным Интернета, должен быть сдан в сентябре 2013 года, уже существует. Интересно то, что трассу эту строили поэтапно и непоследовательно. В первую очередь строительства входили попросту несуществующие места, добраться до которых можно было по грейдерам, лесовозным бетонкам. Реконструкция последних планировалась уже на заключительной стадии, после открытия сквозного движения на всём протяжении трассы. Интересно, сделают ли их вообще когда-нибудь?

Так вот, по мере продвижения по Альмежу дорога хирела и ухудшалась. Посмеивались мы при виде покосившихся деревянных домов на фоне едва проезжих луж, что стоят они на новоявленной федеральной трассе. Посмеивались, чувствуя, что дорога, заявленная в средствах массовой информации, вполне может оказаться красивым мифом. Не существует федерального транзита через этот тупиковый уголок, и десятикилометровый участок до Скрябино, как и ранее, едва проходим даже по зимнику…

И вот, когда надежда практически угасла, фортуна решила улыбнуться нам. Неожиданно за переездом через железную дорогу Киров – Котлас показалась широкая и ровная полоска асфальта. Недолго думая, мы резко рванули по ней. Вот и указатель выхода на федеральную трассу, непонятно откуда взявшуюся в этой глуши. Только знак «кирпич» в указателе на Опарино подсказывает, что мы не ошиблись и проехали по единственной существующей на том участке дороге. Кусок образцовой автострады построили посередине леса. По сути из ниоткуда и в никуда.

Чудно было мчаться по идеально ровной и абсолютно пустой автомагистрали среди бескрайних лесов глухого уголка Кировской области. Полное отсутствие встречных машин указывало на то, что вскоре эта халява закончится. Так и получилось у Скрябино. Автострада вышла на старую бетонку, ведущую в Пушму, и моментально растворилась в ней. Снова разбитые плиты, рытвины, колдобины, привычная тряска кировских дорог…

Перед Пушмой узнаю место бывшего переезда с УЖД. Оказывается, дорогу разобрали в 2005-2006 годах, почти сразу после предыдущей экспедиции в эти места. Жаль, красивая была узкоколейка. И длинная, что особенно обидно!

В Пинюге, немного попетляв по поселковым улицам, находим станцию узкоколейной дороги. К счастью, эта УЖД жива и рельсы её накатаны. На диспетчерской замок, что не очень удивительно для семи вечера. Идём пешком на нижний склад, где виднеются силуэты узкоколейных тепловозов. Здесь целая сплотка из трёх разноцветных ТУ6А и одного ТУ8, стоящих напротив здания сторожки. Оказывается, это теперь единственный приют последних локомотивов УЖД. Здание депо несколько лет назад было продано, тепловозы потеряли место под крышей. Дела на узкоколейке тоже неважные, но её своим трудом отчаянно пытаются отстоять старые работники леспромхоза. Совсем недавно была разобрана большая часть старой магистрали, теперь она доходит лишь до 11-го км, заканчивается перед бывшим посёлком Каменка. Вывозка ведётся с Восточной ветки, точнее, отходящего от неё на 15-м км нового капитального уса. В последние годы лесоразработки значительно углубились на северо-восток по усу, плечо вывозки леса составляет примерно 25 км. Как ни странно, строительство усов в новые лесные массивы ведётся и по сей день. Есть в загашнике УЖД рельсы, оставленные от старой дороги, есть и пятый тепловоз – строителей, работающий на вахте за действующей точкой погрузки.

По словам местного начальника Николая Афанасьевича Чабыкина, на дом к которому мы были отправлены сторожем нижнего склада для получения разрешения на проезд по узкоколейной дороге, Пинюг сдаваться не собирается. Пусть не все вопросы решает Чабыкин, есть над ним хозяева, так называемые учредители, но, проработав всю жизнь на Пинюгской УЖД, он свою узкоколейку в обиду не даст. Будет пытаться сохранить её до последнего. Увы, на моей памяти немало примеров подобной борьбы, закончившихся сдачей дороги в металлолом, хотя есть и пара положительных результатов. Хочется, чтобы Пинюг присоединился к числу последних.

Тем временем наступила тёмная осенняя ночь. Получив разрешение на движение по УЖД мы начали разгрузку вещей и дрезины в свете удачно зажжённого сторожем прожектора нижнего склада. Отправление в 21:00. Впереди, за вереницей стрелок и тусклых огоньков засыпающего посёлка, чёрный перегон, кромешная тьма. В ней и двигаться нам, выискивая фарой в темноте два неразлучных блестящих рельса, ведущих в неизвестную лесную даль, предугадывать возможные неровности пути, кривизну кривых, по поведению дрезины предчувствовать сложный лесовозный профиль.

Надо сказать, что состояние пути Пинюгской УЖД нас порадовало. «Пионерка» не прыгала из стороны в сторону, на раскачивалась на стыках. Шла ровно, как танк, уверенно светя в даль своим маленьким широким прожектором. Проследовав стройный сосновый лес, окружавший посёлок, «пионерка» вышла на открытое пространство. Прожектор ударил в темноту. На высокой насыпи двигались мы по плотине водохранилища, где-то внизу замерла чёрная холодная вода. Неплохое место для ночёвки, но слишком близко жильё. В качестве альтернативы выступала лишь лесная речка Карюг, до которой от посёлка 20 км. Что ж, нам спешить некуда, темнее уже не будет. Вперёд, до Карюга!

Из-за кривой впереди показался свет, это встречная «пионерка». Скрестились с ней в конце прямой, на 4-м км. Возвращавшийся с охоты мужичок посетовал на то, что мало стало в лесу зверя. Раньше, по его словам, с охоты никто пустым не возвращался. Да и не каждого зверя стреляли: зайца выбирали покрупнее, а у медведя в бинокль предварительно шкуру рассматривали, чтобы зря не валить…

За кривой последовала глубокая выемка.Чувствовалась капитальная трасса, строившаяся зэками в далёкие годы под ширококолейную магистраль Пинюг – Сыктывкар. Заблестели в лучах прожектора остряки стрелки бокового пути. Это 7-й разъезд (6 км от Пинюга). Боковой путь занят давно забытыми здесь ржавыми сцепами. В выходной горловине развалины стрелочного поста и треугольник. Уходим по нему направо, на Восточную ветку.

За 7-м потянулась длинная бесконечная прямая. Рельсы Р24 сменились восемнадцатыми, при этом состояние пути в худшую сторону изменилось не сильно. Путь шёл то вверх, то вниз, местность была болотистая, узкоколейку окружали заросли кустарника. Мы уже счёт километрам и времени потеряли, когда наконец выскочили на поляну бывшего посёлка Мирное. 15-й км. За посёлком накатанный путь уходил налево, на ус, прямо же терялись в траве пути старого разъезда, в тупике чернел силуэт брошенного классного вагона.

Ещё 5 км по ровному капитальному усу, и впереди показался мост через Карюг. Мост красивый – деревянный, с перилами. Сразу за мостом узкоколейка резко взмывала вверх. На бугре располагалась стрелка. Накатанный путь уходил вправо, а прямо шёл старый ржавый ус, вскоре заканчивающийся. Тут же стояла новенькая беседка-навес, под крышу которой мы, не сговариваясь, сразу же стали разгружать вещи. Вот оно, место ночлега.

Палатку поставили рядом с путями, дрезину бросили на ржавом усу. Снимать с рельсов её не было смысла. Запылал у беседки костёр, разведотряд с фонариком отправился с котелками на «пионерке» за водой. Ездить за водой здесь было очень удобно. К реке «пионерка» скатывалась задом сама, и для возвращения в лагерь её не нужно было разворачивать.

Утром нас разбудил шум первого тепловоза. Едва успев выскочить из палатки, я смог запечатлеть проследовавший мимо резервом жёлтый ТУ6А-220. Через некоторое время прошёл ТУ6А-3067 с порожняком. За вторым порожняком с ТУ6А-2468 мы, оставив лагерь, сами поехали на экскурсию к точке погрузки.

Ус петлял по системе вырубленных делянок то влево, то вправо. Шпалы тонули в моховом ковре, в богатых россыпях спелой брусники. Но вот и нетронутый лес. Перед ним стрелка погрузочного уса, штабеля леса. У стрелки дымят печками-буржуйками два грузовых тепловоза. Ждут, пока маневровый выведет с уса груз. В ходе общения с машинистами узнали, что люди работают и верят в завтрашний день. И главное, здесь никто не ворует рельсы!

Жёлтый тепловоз медленно притащил гружёный состав. Грузовые тепловозы затарахтели дизелями, начались манёвры. 2468 прицепился к составу и повёл тяжёлый груз в Пинюг. А маневровый стал осаживать второй порожняк на погрузку. 3067 освободил нам путь на строящийся ус, исследовать который мы тотчас же и поехали.

Ус углублялся в нетронутый лес. Болотце, подусок с классным вагончиком, вероятно, вахтой строителей. В конце пути стоит тепловоз ТУ6А-2798, в кабине которого скучает машинист. Путь упирается в стену леса, самих строителей что-то не видно.
По дороге в лагерь нам попался идущий навстречу пятый тепловоз ТУ8-456 с платформой и бригадой дорожников. Пообедав, мы, опять же оставив лагерь, поехали на 7-й разъезд, чтобы посмотреть остаток магистрали, ведущий к бывшему посёлку Каменка. Путь треугольника на Каменку со стороны Восточной ветки был свободен, а главный, со стороны Пинюга, заставлен брошенными сцепами.

Узкоколейка вольготно шла по ширококолейной насыпи. Дорога ровная, плавные кривые… На 11-м км путь закончился. Оставалось только проехать ус, ответвлявшийся от магистрали вправо перед последней кривой. Ус этот завёл нас в грибной лес. Ярко-красные подосиновики сияли шляпками то тут, то там. Среди грибов нашли мы случайно и узкоколейный раритет: маленький рельс, торчащий из мха. Это останки старой конно-рельсовой узкоколейки, в 30-х годах проходившей на Каменку. Закончился ус неожиданно, упёршись в стену леса. Никаких вырубок, видимо, построен на перспективу, и лесозаготовители сюда ещё не дошли.

На обратном пути на 7-м разъезде нас ждал сюрприз. Пока мы ездили по магистрали, кто-то заставил порожняком северный путь треугольника, вследствие чего выехать с Каменки теперь не представлялось возможным. Пришлось перекатывать дрезину через весь треугольник по трассе тракторной дороги.

В лучах заката наш отряд следовал в лагерь. Не доехав километр до Карюга, мы были вынуждены снимать дрезину с рельсов для пропуска следующего резервом тепловоза погрузки. Машинист предупредил нас, что следом идёт груз. Вот и он, коптя выхлопом вечернее небо, тяжело ползёт на подъём.

Последний состав на Пинюг медленно проследовал мимо. Меньше километра пути, и мы в лагере. Костерок, уютная палатка, жаренные на сковородке грибы. А потом ночь, длинная осенняя ночь. Увы, последняя ночь этой экспедиции

Утром по усу прошёл тепловоз резервом – работники УЖД поехали за брусникой. Сегодня суббота, выходной. Больше тепловозов не будет. Позавтракав, мы собрали вещи и отправились в долгий путь домой. Светило яркое солнце, погода отличная! Осенний лес, заметно преобразившийся за время экспедиции, радовал красками. Нитки блестящих рельсов снова манили в даль. Заканчивается очередная экспедиция, приключения позади. Впереди длинная дорога в Москву, через Подосиновец, Кич-Городок, Никольск, Мантурово, Кострому, Ярославль. Знакомая дорога! Спасибо погоде. Ни разу за эту неделю не заставила она нас надевать плащи и сапоги, мокнуть и мёрзнуть. Вот такой необычный получился осенний отпуск в краю лесов и ниточек узкоколейных железных дорог. Одним словом, экспедиция удалась!
admin June 13 2014 12:48:13
ФОТОГРАФИИ: http://pereyezd.ru/photogallery.php?album_id=149
Пожалуйста залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Гость
Имя

Пароль



Вы не зарегистрированны?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Реклама
Магазин кроссовок Reebok в Киеве reebok-shop.com.ua доставка в Днепр.
Поезд напрокатРусский ОбозревательЭкстремальный портал VVV.RUВсе песни Владимира ВысоцкогоSpyLOG