Главная · Статьи · Ссылки · Все УЖД сайта · Схемы ж. д. России · О ПРОЕКТЕВторник, Июля 16, 2019
Навигация
Главная
Статьи
Ссылки
Фотогалерея
Форум
Контакты
Города
Ж/д видео
Все УЖД сайта
Условные обозначения
Литература
Схемы ж. д. России
О ПРОЕКТЕ
Сейчас на сайте
Гостей: 1
На сайте нет зарегистрированных пользователей

Пользователей: 146
Не активированный пользователь: 0
Посетитель: ed4mk
Там, за облаками. Часть 4. Возвращение
Окончание. Начало З Д Е С Ь

Часть 4. Возвращение

Утро на Октябре – это потухший костёр, яркое солнце, пробивающееся сквозь пышные кроны деревьев, пение птиц, многочисленные насекомые, жужжащие и кусающие. Мокрая от росы трава, развалины станционного здания и блестящие рельсы узкоколейки. Привычные сборы в дорогу. Сегодня наконец-то мы должны попасть в Берёзовку. Желательно захватить и Гаранинскую ветвь, поскольку завтра на неё уже не останется времени.

«Пионерка» летит по ставшим родными за эту длинную экспедицию рельсам, придорожные травы колышутся от поднимаемого ею ветра. Обращаем внимание на свежие километровые столбы, ещё без отметок, расставленные возле узкоколейки. Похоже, в двухдневное наше отсутствие на этом перегоне поработали путейцы!

На Чернышёвке без изменений. Тишина, покой, жара, яркое солнце, разбросанные по поляне посёлка берёзовые брёвна, уютный прудик с тёмной прохладной водой у стрелочной горловины. Разворачиваем дрезину на Берёзовку.

Берёзовская ветка и в этот раз показалась мне бесконечной. Мелкие кривые, часть из которых не выражалась в масштабах карты, не давали сориентироваться на местности. Километровые столбы скрыты бурьяном. Деревья склонялись над насыпью, заросшая узкоколейка вела в глубину густого, нехоженого леса. По сторонам то бурелом, то пышные мхи, то низкие крючковатые берёзы средь кочек пушистой болотной травы. Но вот лес расступился, впереди показались маленький двухпутный разъезд и просторная поляна посёлка. Вдалеке крыши домов – частично жилых, частично разрушенных. Заросшие насыпи бывших станционных путей и тупиков узкоколейки. Рельсы повернули налево, к одинокому оштукатуренному зданию, видимо, когда-то выполнявшему роль магазина. Непонятные ржавые ёмкости, половинка польского пассажирского вагона, газовый баллон и одиноко стоящая в конце пути местная «пионерка». Это дрезина нашего знакомого, Артёма, я её сразу узнал. А вот и хозяин идёт к нам, разбуженный посторонним шумом.

Увы, больше в Берёзовке смотреть было нечего. Останки некогда большого посёлка, остов мотовозного депо, в котором паслись коровы, насыпи многочисленных путей и веток, которые расходились из Берёзовки в разные стороны, охватывая огромный лесной массив, вырубленный сплошняком в 70 – 80-е годы.

На обратном пути встретили «пионерку» в районе Кыртомки, затем вторую, уже на Чернышёвке. Это жители Ельничной под вечер выезжали на рыбалку, охоту. Кстати, действительно скоро вечер. Пообедав на Чернышёвке, мы обнаружили, что время-то почти шесть.

Строкинка. На этот раз посёлок с каскадом прудов и живописными кривыми узкоколейки предстал перед нами во всей красе, освещённый лучами вечернего солнца. Узкоколейка словно вымерла: ни одной дрезины навстречу. Только мы колесили по просторам лесов в глуши Свердловской области.

Ельничная. У первых домов голосует мужик, просит подвезти до станции. Нам повезло: он оказался бывшим машинистом Берёзовки, потом Ельничной, недавно вышедшим на пенсию. На станции же нам случайно попался действующий машинист с ключами от депо. Ворота открыли, и оба железнодорожника провели для нас небольшую экскурсию по деповскому хозяйству. В парке Ельничной содержались три тепловоза ТУ4 №№ 1800, 2881, 3088 и ТУ6А-3820. 2881-й и 3088-й работали с пассажирскими и путейскими поездами, оставшиеся два тепловоза стояли в запасе.

В восемь вечера Алапаевская дорога оживилась. С Угольной косяком пошли «пионерки». Третья из них оказалась знакомой – это возвращались из Синячихи калачские ребята. И дня не прошло с последней встречи. Да, тесен мир, а мир лесной – ещё теснее. Здесь дорога одна, не встретиться на ней сложно!

Впереди Гаранинская ветка. Пологой кривой обходит она огороды Ельничной, углубляется в низкорослый лиственный лес. Места болотистые, непригодные для ночлега. Хоть бы полянка сухая где… Проследуем бывший разъезд Липовка. Можно поставить палатки на насыпи бокового пути, но далеко до ручья. Да и местность очень болотистая – комары заедят!

Так, присматриваясь к окружающим узкоколейку лесам, проехали мы ни много ни мало 18 км, и выехали на поляну бывшего посёлка Бобровка. Поляна высокая, сухая, посередине пруд, из которого в трубу под насыпь вытекает бурлящий ручей. На его берегу и решили остановиться на очередной ночлег. Летний вечер подходит к концу. Одиннадцатый час, солнце спряталось за макушки деревьев, над поляной начинает стелиться туман. Причудливо смотрятся в этом «молоке» одинокие корявые берёзы, фундаменты и печные трубы сгнивших домов. На плотине пруда, на краю насыпи замершей узкоколейки, горит наш костёр. Участники экспедиции не спешат ложиться спать, они ждут поезда. Ночной гаранинский уже отправился из Ельничной, бороздит просторы лесов где-то там, вдалеке, на первых километрах нашей ветки. До Бобровки ему ещё долго – больше часа пути.

Туман сгущается, на небе показывается яркий месяц. Резко наступающая темнота начинает волновать: удастся ли снять проход пассажирского? Монотонно жужжат комары, роем вьются над палатками. Но вот до слуха доносится ровный отдалённый шум: поезд! Глухой стук колёс о неровные стыки, нарастающий рокот дизеля. Из тумана показывается луч прожектора, возникает силуэт тепловоза. Синий ТУ4 медленно тянет за собой зелёный классный вагон. Поезд проследует плотину с костром, идёт мимо палаток. С нашего бугра видно, как горят в кабине огоньки приборов, с интересом разглядывает наш лагерь сидящий за контроллером машинист. В вагоне темно, едва выделяются силуэты трёх-четырёх пассажиров. Чуть заурчав, тепловоз медленно заползает в огибающую поляну кривую. Через несколько секунд стук колёс уже едва слышен, «поезд-призрак» растворился в тумане так же неожиданно, как и появился.

Под утро, в рассветной дымке, пассажирский прошёл обратно на Ельничную. Позже следом за ним из Гаранинки – «пионерка». А потом наступил очередной жаркий день, пробудивший нас окончательно. После завтрака и купания в пруду утопающая в зелени узкоколейка понесла нас к последней неизведанной точке АУЖД – посёлку Гаранинка.

По сравнению с Берёзовкой Гаранинка был крупным посёлком. Даже сейчас, когда добрая половина домов представляла собой руины, его население насчитывало порядка 120 человек. «Пионерка» прибыла на маленькую двухпутную станцию, окружённую аккуратными домишками. Сразу за выходной стрелкой находился тупик. Лет десять назад на «пионерке» можно было уехать далеко в лес за посёлок. Брошенные леспромхозовские усы и ветки оставались нетронутыми на протяжении многих лет. Местные ездили в леса за грибами и ягодами, на охоту. Увы, желание сдать рельсы в лом оказалось сильнее. Теперь узкоколейка заканчивается на станции Гаранинка, весь окрестный металл в лесах собран, работы и возможности заработать денег нет, посёлок обречён на вымирание. По слухам, собираются строить сюда от ирбитского шоссе автодорогу, только не факт, что по завершении её строительства будет она ещё кому-то нужна…

Наша экспедиционная «пионерка» отправляется в обратный путь. До Алапаевска 90 км. В город надо успеть к вечеру, желательно до отправления санкинского пассажирского. Зелёный коридор с блестящими рельсами и разогревшимися на солнце шпалами ведёт нас в Ельничную. Мимо Черемши и Бобровки, Малепки и Липовки – стёртых с карты посёлков Гаранинской ветви.

В Ельничную прибываем в час дня. Посещаем магазин, заглядываем в дежурку. На станции оживление: две «пионерки» готовятся к отправлению на Угольную, с Угольной прибывает на станцию встречная. Прибывшая «пионерка» называлась «такси». Её хозяин весь день калымил на перегоне Ельничная – Угольная, поскольку, как оказалось, далеко не у всех жителей Ельничной есть собственные дрезины.

На Угольную отправляемся в половине второго. На станции толпится народ, ждёт двухчасового литерного поезда. Вчерашний знакомый машинист уже вывел из депо тепловоз 3088, готовится к выходу под поезд. Мы отправились вперёд литерного, чтобы не спеша пройти перегон и пофотографировать поезд на Угольной.
На перегоне нам попалась полная народа встречная «пионерка».
– Это вы на Бобровке ночевали? – спросили её пассажиры.
– Мы, а вы откуда знаете?
– А мы мимо вас утром проехали!
Оказалось, жители Гаранинки. По их словам, значительно быстрее и удобнее в Синячиху ездить на «пионерке», чем на поезде. Пропустив нас, они не стали ставить дрезину на путь, остались пропускать литерный.

Вот и Угольная. У вокзала литерный ожидает целая толпа с мешками, сумками. Народ шумно общается, курит, ходит в зал ожидания и обратно. На боковом пути станции стоит загруженный товаром синенький крытый вагон. Поставив дрезину на самый дальний путь к порожним лесовозным платформам, чтобы она не помешала тепловозу ни при каких манёврах, мы разбрелись по станции, заняв места для фото и видеосъёмки.

Синий тепловоз с таким же синим классным вагончиком показался в северной горловине станции, покачиваясь на стыках, плавно подкатился к вокзалу. Пассажиров вышло немного, но зато ожидающая толпа стала штурмовать вагон с двух сторон, не дожидаясь полной остановки. Пока тепловоз делал манёвры – прицеплял в хвост крытый, обгонялся, пассажиры с сумками, тюками, а один даже с ковром внушительных размеров, рассредоточились по вагону и тамбурам. В результате мест хватило всем. Только женщину с грудным ребёнком машинист посадил в тепловоз. Для безопасности, поскольку шансов сойти с рельсов у классного вагона значительно больше, чем у тепловоза.

Полный народа вагон замер в ожидании отправления. Тепловоз, степенно проследовав по станции, прицепился к составу, машинист получил от дежурной путевую записку. Дизель рявкнул, выпустил в голубое небо облачко сизого дыма, тепловоз плавно тронул состав в направлении Ельничной. Ещё минуту мы, вместе с немногими провожающими наблюдали, как покачивающиеся из стороны в сторону вагончики уходят вдаль. Но вот состав скрылся в кривой, а к вокзалу Угольной подкатила «пионерка», едва успевшая влететь на станцию перед отправляющимся поездом. Рисковые ребята!

У пятиэтажек Синячихи путь был занят местной «пионеркой». Сидящая на ней толпа молодёжи во главе с едва держащимся на ногах водителем, одетым в кожаную куртку на голое тело, распивали спиртное. Поняв, что большинство из них уже ни на что не способны, мы сами сняли их дрезину с пути и, аккуратно отказавшись от предложенного «обряда братания», поехали дальше. Зато встреченную компанию наш визит явно вывел из ступора. Они с грохотом поставили свою дрезину на рельсы, водитель в кожанке, качаясь, завёл её, и малоуправляемая «пионерка» лихо тронулась в кривую в направлении Угольной. Хорошо, если им до Ельничной, подумали мы, – доедут. А если до какого-нибудь Санкино?

Бензина в дрезинном баке оставалось чуть-чуть, поэтому, чтобы не встать на последних километрах, мы решили заправиться. Между Угольной и Синячихой узкоколейка как раз проходила мимо автозаправки. Процесс хождения на АЗС с канистрой и последующей заправки дрезины с интересом наблюдала немалая вереница водителей и пассажиров машин, стоящих в очереди за 92-м бензином. А вот кассир ничуть не удивился: на этой заправке все владельцы «пионерок» бензином затариваются.

Перед Синячихинским заводом мы высадили Антона, пожелавшего пройти насквозь по территории с целью изучения внутризаводской узкоколейки. Да-да, на Верхнесинячихинском заводе есть внутризаводская УЖД, не связанная с огибающей завод Алапаевской дорогой. И Антону удалось посмотреть эту узкоколейку с работающими на ней промышленными электровозами.

Поздний обед мы устроили на берегу Верхнесинячихинского пруда перед деревней Тимошина. Живописные кривые узкоколейки, огибающие лесистый холм, пушистая трава, сосны, песчаный пляж, синяя гладь прохладной воды. Наш последний в этой экспедиции отдых на природе. Впереди Алапаевск, гостиница и долгая дорога домой.

На перегоне Алапаевск – Синячиха мы одни. Путейцы сегодня остались на Красной, до вечернего пассажирского поезда движения нет. Не спеша трогаемся в путь. С грустью созерцаем, как идут на убыль километры Алапаевской дороги. Длинная пятидневная экспедиция заканчивается. Попадём мы сюда когда-нибудь ещё или нет? Но долго ещё будут стоять перед глазами два блестящих рельса и вереница свежих берёзовых шпал, уходящая вдаль.

С Алапаевска надвигалась чёрная грозная туча. Успеть бы на Красную до её прихода! Не успели. Перед Болотной начали падать на землю крупные свинцовые капли. А через несколько минут небеса разверзлись сильнейшим ливнем. Не хватило минут пяти, чтобы успеть нырнуть под путепровод железной дороги Алапаевск – Нижний Тагил сухими.

Дождь почти закончился, когда сверху раздался протяжный свисток и в сторону Алапаевска по широкой колее прогрохотал грузовой поезд ОАО «РЖД». Он большой, а мы маленькие, спрятались здесь, внизу, под путепроводом. Вот оно, место, где встречаются две дороги, два мира: большой, шумный, цивилизованный и маленький, тихий, лесной. Встречаются и расходятся вновь, чтобы каждый своим путём попал в Алапаевск.

Последние километры дороги, по сторонам уже тянутся мокрые огороды Алапаевска. В блестящей колее огромные лужи, щедро налитые прошедшим дождём. Периодически поглядываем на часы, ведь из-за задержки под путепроводом мы впритык успеваем к отправлению пассажирского. Но вот и станция, Красная-2. ТУ7-2388 только осаживает состав на посадку. Впрочем, до отправления уже меньше десяти минут. Перекидываем дрезину на боковой путь, останавливаемся у диспетчерской, разминаем затекшие от долгой дороги руки и ноги. В этот момент из депо на станцию вырывается «пионерка», да не обычная, а с портретом Ленина на лобовом щите. С бешеной скоростью пронесясь мимо нас, она скрывается в выходной горловине. Видно, мужики очень торопились, чтобы успеть выехать на перегон вперёд поезда.

Но вот и он, поезд, выползает по зарастающим травой стрелкам на станцию. Петляет по накатанной нитке рельсов меж ржавых путей, потухших навек светофоров. Красный тепловоз сигналит диспетчеру и весело трогает за собой состав разноцветных вагончиков. Под плавное чавканье колёс о стыки маленький состав привычно покидает Красную-2 и устремляется в кривую на перегон, в ворота лесного мира. А где-то там, впереди него, с брызгами дождевой воды лихо летит по узкоколейным рельсам «пионерка» с портретом бывшего вождя на щите. Жизнь лесного уголка продолжается.

Заключение

Вереница автоматических стрелок с шумом переводится в направлении Сусанского тупика. Подав последний в этой экспедиции сигнал, я плавно трогаю дрезину. За спиной остаются притихшая многопутная станция, двухэтажная диспетчерская с одиноким силуэтом наблюдающего за нами диспетчера в окне. Вот и закончилась эта долгая, полная интересных приключений экспедиция. Экспедиция за Урал, на знаменитую узкоколейную железную дорогу АУЖД, единственную в своём роде. Когда попадём мы сюда ещё раз – не знаю, но хочется, чтобы дорога эта, несмотря ни на что, дожила, доработала до следующего визита. Ведь нужна она людям, мы сами в этом убедились!


admin июля 27 2012 18:17:00
ФОТО: http://pereyezd.ru/photogallery.php?album_id=132&rowstart=180
Пожалуйста залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, залогиньтесь или зарегистрируйтесь для голосования.

Отлично! Отлично! 100% [1 Голос]
Очень хорошо Очень хорошо 0% [Нет голосов]
Хорошо Хорошо 0% [Нет голосов]
Удовлетворительно Удовлетворительно 0% [Нет голосов]
Плохо Плохо 0% [Нет голосов]
Гость
Имя

Пароль



Вы не зарегистрированны?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Реклама
Поезд напрокатРусский ОбозревательЭкстремальный портал VVV.RUВсе песни Владимира ВысоцкогоSpyLOG